Беседка ver. 2.0 (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » История России.


История России.

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Думаю, такая тема, как "История России", на форуме будет уместна и полезна.
И предлагаю начать ее малоизвестной страницей нашей истории - битвой при Молодях.

Битва при Молодях.

Удивительным и малопонятным является то, что столь выдающееся событие, от которого зависело ни больше, ни меньше, а само существование государства Российского, практически и сегодня остаётся малоизвестным и обделённым вниманием историков и публицистов. Упоминаний о битве при Молодях, которой в эти дни исполняется 444 года, мы не сможем найти в школьных учебниках, да и в учебных программах высшей школы (за исключением, может быть, только некоторых гуманитарных вузов) это событие тоже остаётся без должного внимания. Между тем, историческая роль битвы при Молодях не менее значительна, чем победа русского воинства на Куликовом поле или Чудском озере, чем Полтавское или Бородинское сражения.

В той битве на подступах к Москве сошлись огромное крымско-турецкое войско под началом хана Девлет-Гирея и полки русского князя Михаила Воротынского. По разным источникам численность «пришедша воевати царя Московскаго» крымско-татарских войск составляла от 100 до 120 тысяч, с которыми были ещё и до 20 тысяч янычар, предоставленных в помощь Великим султаном Османской империи. Защиту южных рубежей Московии в общей сложности тогда обеспечивали гарнизоны, разбросанные от Калуги и Тарусы до Коломны, их общая численность едва доходила до 60 тысяч воинов. В самой же битве с Девлет-Гиреем принимали участие по разным оценкам около 40 тысяч человек. И, несмотря на такое очевидное преимущество, враг был на голову разбит русскими полками.

Что ж, давайте сегодня обратимся к этой малоизвестной странице летописи нашей истории и воздадим должное стойкости и героизму русского воинства, защитившего, как это не раз бывало, и народ, и отечество.

Исторические предпосылки сражения при Молодях. Нашествие Девлет-Гирея 1571 года и его последствия

История России XVI века — это во многом история восстановления российской государственности, в течении многих веков разрушавшейся от княжеских междоусобиц, золотоордынского ига. На южных и восточных границах Московию плотным кольцом сжимали осколки Золотой орды: Казанское, Астраханское, Крымское ханства, Ногайская орда. На западе исконно русские земли изнывали под гнётом могущественного Польского королевства и Ливонии. Помимо постоянных войн и грабительских набегов враждебных соседей, Россия задыхалась и от внутренней напасти: бесконечной боярской грызни за власть. Перед венчанным на царство в 1547 году первым российским царём Иваном IV стояла тяжелейшая задача: в этих условиях выжить и сохранить страну, обезопасить её границы и создать условия для мирного развития. Решить эту задачу без военных побед при таком соседстве было невозможно.

В 1552 году Иван IV идёт на Казань и берёт её штурмом. В результате Казанское ханство было присоединено к Московской Руси. С 1556 года Иван IV становится также и царём Астраханским, а Ногайская орда во главе с ханом Урусом перешла в вассальную зависимость от Москвы. Вслед за присоединением Казани и Астрахани признаёт себя данником Москвы Сибирское ханство. Кроме того, кавказские малые князья стали искать у Московского царя защиты для себя и своих народов и от набегов крымских татар, и от попадания под власть османского султаната.

Москва всё более и более раздвигала границы своего влияния на мусульманские государства, плотным кольцом окружавшие Русь с Юга и Востока. Набиравший геополитический вес северный сосед становился реальной проблемой для Османской империи и её вассала — Крымского ханства, считавших мусульманские государства, располагавшиеся вдоль границ Московского царства, зоной, как теперь говорят, своих геополитических интересов.

Другая опасность для Русского царства нависала на её западных границах. В 1558 году Иван IV начинает войну с Ливонией, которая для московского самодержца поначалу развивалась довольно успешно: были взяты штурмом ряд замков и городов, в том числе Нарва и Дерпт. Успехи московского царя вынуждали Ливонию искать военно-политические союзы и в 1561 году Ливонская конфедерация вошла в княжество Литовское, вассалом которой Ливония и являлась. А в 1569 году Великое княжество Литовское и Королевство Польское объединились в единую Речь Посполитую. Военно-политический расклад сил кардинально изменился не в пользу Москвы и это усугубилось включением в войну Швеции. Военные действия обрели затяжной характер, ввиду чего значительные силы русской армии в начале семидесятых годов XVI века Иван Грозный вынужден был держать в Прибалтике.

Таким образом, в начале 70-х годов XVI века основные военные ресурсы Ивана IV были связаны с западным театром военных действий. Для Крымского ханства и Османской империи возникла весьма удобная политическая конфигурация и расстановка военных ресурсов, которой они не могли не воспользоваться. На южных границах Русского царства становилось всё беспокойнее. Участившиеся набеги крымских татар несли разорение русским поселениям, пленённые мужчины, женщины, дети становились выгодным товаром на невольничьих рынках по обе стороны Чёрного моря.

Однако приграничные набеги не могли вывести из под зависимости Ногайскую орду и Сибирское ханство, не могли оторвать от Русского царства Казань и Астрахань. Этого можно было добиться только сломав способность Москвы к масштабному военному противостоянию. А для этого нужна была победоносная война.

Неизвестная история России: битва при МолодяхВ 1571 году крымский хан Девлет-Гирей собирает сорокатысячную армию и выдвигается на Москву. Не встретив сколько-либо серьёзного сопротивления, он обошёл цепь укреплений (так называемые «засечные линии»), вышел на окраины Москвы и подпалил город. Это был один из тех пожаров, в котором выгорел весь стольный град. Статистики ущерба того страшного пожара нет, но о его масштабах можно судить хотя бы по тому, что от огня уцелели практически только московский Кремль да несколько каменных церквей. Человеческие жертвы исчислялись тысячами. К этому следует добавить и огромное число полонённых россиян, взятых и при атаке на Москву, и на пути к ней.

Устроив сожжение столицы Русского царства, Девлет-Гирей посчитал основную цель похода достигнутой и развернул армию. Ведя с собой тысячи пленённых русичей (некоторые источники говорят о 150 тысяч человек полонённых, которые были взяты «живым товаром») и обозы награбленного добра, крымско-татарское войско двинулось обратно в Крым. Дабы подчеркнуть нанесённое унижение, Девлет-Гирей послал московскому царю нож, «чтобы Иван зарезал себя».

После опустошительного нашествия 1571 года Московская Русь, казалось, уже не сможет подняться. 36 городов было вырезано, сожжённым деревням и хуторам вовсе не было счёта. В разорённой стране начался голод. Кроме того, страна вела войну на западных границах и вынуждена была держать там значительные военные силы. Россия после нашествия крымцев 1571 года, представлялась лёгкой добычей. Прежние планы османского султаната и крымского ханства изменились: им уже было мало восстановления Казанского и Астраханского ханства. Конечной целью стало покорение всей Руси.

Девлет-Гирей при поддержке Османской империи собирает ещё более крупную армию, в которую помимо крымско-татарских воинов вошли отборные полки турецких янычар и ногайские конные отряды. В начале июня 1572 года стотысячное крымско-татарское войско двинулось из Перекопской крепости на Москву. Частью плана военной кампании стало инспирированное крымским ханством восстание башкир, черемисов и остяков.

Русские земли, как это делали почти все, кто веками приходил Русь воевать, уже были поделены между ханскими мурзами. Как говорится в летописях того времени, крымский хан пошёл «… с многими силами на русскую землю и расписал всю русскую землю кому что дати, как при Батые.». О себе же Девлет-Гирей говорил, что идёт «в Москву на царство» и, по-всему, он уже видел себя на Московском престоле. Царю Ивану IV была уготована участь пленника. Всё, казалось, было предрешено и нужно было нанести только последний смертельный удар. Ждать оставалось совсем недолго.

Битва

Что могла сожжённая Москва, не залечившая ран, разорённая прошлогодним нашествием крымцев, противопоставить такой силе? Снять войска с западного направления, где постоянно шли столкновения со Шведами и Речью Посполитой, было нельзя. Земских гарнизонов, охранявших подступы к столице, было явно недостаточно для сдерживания мощного врага.

Для командования русскими силами, которые должны были встретить татарско-турецкую орду, Иван Грозный призывает князя Михайло Воротынского. На исторической личности этого выдающегося человека стоит ненадолго задержать внимание.

Судьба князя Михаила Ивановича Воротынского — потомка старорусской ветви черниговских князей, складывалась не просто. После взятия Казани он получает не только боярский чин, но и высшее звание Царского слуги, что означало возвышение над всеми именами боярскими. Он входил в состав Ближней царской думы, а с 1553 года Михаил Иванович стал воеводой одновременно Свияжска, Коломны, Тулы, Одоева, Каширы, Серпухова. Но царская милость, спустя десять лет после взятия Казани, обернулась опалой. Князь был заподозрен в измене и сговоре с Алексеем Адашевым, после чего Иван Грозный его ссылает с семьёй в Белозёрск.

…Перед лицом нависшей смертельной опасности Иван Грозный призывает к командованию опального князя, объединяет в одно войско земские и опричные части и отдаёт их под начало Воротынского.

Основные силы русских числом до 20 тысяч земских и опричных воинов стояли пограничной стражей в Серпухове и Коломне. Русская армия была укреплена 7 тысячами немецких рекрутов, среди которых воевали и пушечные расчёты Генриха Штадена, да ещё было небольшим числом «посошной рати» (народное ополчение). На подмогу подошли 5 тыс. казаков под командой Михаила Черкашина. Чуть позже прибыли и украинские казаки числом около тысячи. Общее число воинства, которое должно было сразиться с Девлет-Гиреем, насчитывало около 40 тысяч человек — это всё, что смогло собрать московское царство для отпора врагу.

Историки по-разному определяют дату начала битвы при Молодях. В одних источниках называется 26 июля 1572 года, когда произошло первое боестолкновение, большинство источников датой начала битвы считают 29 июля — день, когда начались главные события битвы. Мы не будем спорить ни с теми, ни с другими. В конечном счёте, пусть хронологией и трактовками событий занимаются историки. Значительно важнее понять, что могло помешать беспощадному и умелому врагу с мощной и испытанной в походах армией, более чем вдвое превосходящей русскую, сломить смертельно раненую и разорённую страну, у которой по всем признакам уже не было сил, чтобы сопротивляться? Какая сила смогла остановить то, что казалось неизбежным? В чём были истоки не просто победы, а полного разгрома превосходящего врага.

…Подойдя по Дону, 23 июля 1572 года татарское-турецкое войско остановилось у Оки, 27 июля крымцы начали форсировать реку. Первым переправился 20-тысячный авангард крымского войска, который вёл Тебердей-мурза. Его встретил небольшой сторожевой отряд «детей боярских», в котором было лишь 200 воинов. Этот отряд возглавлял князь Иван Петрович Шуйский. Отряд Шуйского сражался отчаянно, но силы были слишком неравны, почти все воины отряда полегли в этом бою. После этого авангардные полки Тебердея-мурзы вышли к реке Пахре близ сегодняшнего Подольска и встали там в ожидании подхода основных сил. В ночь на 28 июля Оку перешли и основные силы татарско-турецкого войска.

Девлет-Гирей, отбросив в кровопролитном бою полки «правой руки» князей Никиты Одоевского и Фёдора Шереметева, двинулся на Москву в обход Тарусы и Серпухова. Вслед за ним шёл передовой полк князя Хованского и опричный полк князя Хворостинина. Основные силы русского войска находились у Серпухова. Там же Воротынский разместил «гуляй-город» (мобильную деревянную крепость).

Таким образом, возникла странная, на первый взгляд, расстановка: авангард и основные силы крымцев двигались к российскому стольному граду, а русичи шли по их следам. Никаких сил на пути татарско-турецкого войска к Москве у русских не было. В своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года» А.Р. Андреев приводит текст летописи, в которой говорилось, что войска русичей шли по следам татарской армии, потому что «так царю страшнее, что идём за ним в тыл; и он Москвы оберегается…».

Странность действий полков Михайло Воротынского на самом деле была частью его замысла, который, наряду с мужеством и отчаянным бесстрашием русских воинов, в конечном счёте привёл русскую армию к победе.

Итак, растянувшееся войско Девлет-Гирея своим авангардом было уже у реки Пахры (в северных окрестностях современного подмосковного Подольска), а арьергард едва достиг реки Рожайки у села Молоди (современный Чеховский район Московской области). Этой растянутостью и воспользовались русские войска.

29 июля Михайло Воротынский бросает в атаку на арьергард татарского войска полк молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Арьергард ханского войска состоял из мощных и хорошо вооружённых пеших полков, артиллерии и отборной ханской конницы. Командовали арьергардом два сына Девлет-Гирея. К неожиданной атаке русичей враг был явно не готов. В яростном бою ханские части были практически уничтожены. Оставшиеся в живых, бросая оружие, обратились в бегство. Хворостининские опричники бросились преследовать бежавшего противника и гнали его вплоть до столкновения с главными силами крымского войска.

Удар русских опричников был столь мощным и неожиданным, что Девлет-Гирей вынужден был остановить поход. Двигаться дальше на Москву, оставляя за спиной, в своём не защищённом тылу, значительные силы русских, было опасно и, хоть до Москвы оставалось несколько часов ходу, крымский хан принимает решение развернуть армию с тем, чтобы дать русичам бой. Случилось то, на что рассчитывал Воротынский.

Между тем, опричники Дмитрия Хворостинина сошлись в лютой сече с основными силами ханского войска. Русские сражались отчаянно и Девлет-Гирей вынужден был, разворачиваясь на марше, вводить в бой всё больше своих частей. И вот, как показалось, русские дрогнули и стали отходить. Замысел Воротынского состоял в том, чтобы, завязав бой, последующим ложным отступлением Хворостинин вынудил ханское войско преследовать его. Так и случилось. Желая развить успех, войско Девлет-Гирея бросается преследовать отступающих русичей.

…Пока опричники Хворостининского громили арьергард татарско-турецкого войска и ханских сыновей, а, после, сражались с развернувшимися основными силами крымцев, Воротынский на удобной возвышенности близ села Молоди развернул «гуляй-город». Русские укрепления надёжно прикрывались рекой Рожаей (теперь эта река называется Рожайка).

И вот 30 июля отряд Хворостинина подготовленным манёвром наводит преследующие его силы Девлет-Гирея на ураганный огонь пушек и пищалей, расположившихся в «гуляй-городе» и у подножия холма русских отрядов. Началась настоящая мясорубка. Превосходящие силы крымцев раз за разом накатывались на полки русичей, но пробить оборону не могли. Бой затянулся. К такому повороту событий Девлет-Гирей не был готов.

31 июля крымский хан со всей силой бросается на приступ «гуляй-города». На штурм идут всё новые и новые отряды, но пробить брешь в оборонительных построениях русских полков не удаётся. «И в тот день немалу сражения бышу, ото обои подоша мнози, и вода кровию смесися. И к вечеру разыдошася полки во обоз, а татаровя в станы свои». Девлет-Гирей несёт огромные потери, в одной из атак погибает Тебердей-мурза, под чьим началом был авангард крымского войска.

1 августа штурм русских полков и «гуляй-города» возглавил Дивей-мурза — второй после крымского хана человек в войске, но и его атаки не дали результата. Более того, Дивей-мурза попал под удачную вылазку русских и во время погони был пленён суздальцем Темиром-Иваном Шибаевым, сыном Алалыкиным. Вот как этот эпизод описывается в летописи, текст которой приводит в своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 гда» А.Р. Андреев: «…аргамак (одна из восточных пород верховых лошадей — Е.М.) под ним споткнулся, и он не усидел. И тут ево взяли ис аргамаков нарядна в доспехе. Татарский напуск стал слабее прежнего, а русские люди поохрабрилися и, вылазя, билися и на том бою татар многих побили». Помимо главного военачальника в тот день был схвачен и один из сыновей Девлет-Гирея.

Всё время, пока держался «гуляй-город», войска Воротынского стояли без обоза, не имея ни еды, ни воды. Чтобы выстоять, изнывающее от голода русское войско вынуждено было забивать своих лошадей. Знай это Девлет-Гирей, он мог бы изменить тактику и обложить «гуляй-город» осадой. Исход сражения в этом случае мог быть иным. Но крымский хан явно не намерен был ждать. Близость столицы Русского Царства, жажда победы и злоба за неспособность сломать ставшие камнем полки Воротынского затуманивала разум хана.

Наступило 2 августа. Озлобленный Девлет-Гирей вновь направил лавину своих атак на «гуляй-город». Хан неожиданно приказал коннице спешиться и пешим строем вместе с турецкими янычарами идти на приступ «гуляй-города». Но русские всё также стояли непреодолимой стеной. Изнывая от голода и мучаемые жаждой, русские ратники стояли насмерть. Не было среди них ни уныния, ни страха, ибо знали, за что стоят, что цена их стойкости — существование их державы.

Князь Воротынский 2 августа предпринимает рискованный манёвр, который окончательно предопределил исход сражения. Во время боя большой полк, располагавшийся в тылу, скрытно покинул «гуляй-город» и через лощину вышел в тыл к основным частям крымцев. Там он встал в боевое построение и стал ждать условного сигнала.

Как было предусмотрено замыслом, артиллерия ударила мощным залпом из «гуляй-города» и полк опричного князя-воеводы Дмитрия Хворостинина и воевавшие с русскими немецкие рейтары вышли из оборонительного рубежа и завязали бой. В это время большой полк князя Воротынского ударил в тыл татарско-турецкому войску. Завязалась лютая сеча. Враг посчитал, что к русским пришло мощное подкрепление, и дрогнул. Татарско-турецкое войско обратилось в бегство, оставляя на поле брани горы павших. В тот день, помимо татарских воинов и ногайцев, погибли почти все 7 тысяч турецких янычар. Говорится также, что в том бою пали второй сын Девлет-Гирея, а также его внук и зять. Полками Воротынского были захвачены пушки, знамёна, шатры, всё, что было в обозах у татарского войска и даже личное оружие крымского хана. Девлет-Гирей бежал, рассыпавшиеся остатки его войска русичи гнали до Оки и дальше.

В летописи того времени говорится, что «августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку».

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, кроме того был уничтожен 2-тысячный крымский арьергард, задачей которого было прикрывать переправу остатков татарской армии. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов. А «турки, — как писал после Молодинской битвы Андрей Курбский, — все исчезоша и не возвратился, глаголют, ни един в Констянтинополь».

Итог сражения

Переоценить значение победы при Молодях сложно. После разрушительного набега Девлет-Гирея в 1571 году и сожжения Москвы, после учинённого тем нашествием разорения, Русское Царство едва держалось на ногах. И тем не менее, в условиях не прекращавшейся войны на Западе Москва сумела отстоять свою самостоятельность и надолго устранила угрозу, исходившую от крымского ханства. Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов и эти регионы были закреплены за Москвой. Территории Астраханского и Казанского ханства теперь уже окончательно и навсегда вошли в состав России. Москва укрепила влияние на Юге и Востоке своих границ. Пограничные укрепления на Дону и Десне были отведены на 300 километров к Югу. Создались условия для мирного развития страны. Было положено начало освоению пахотных земель в чернозёмной зоне, ранее принадлежавших кочевникам Дикого поля.

В случае успеха для Девлет-Гирея его похода на Москву, Русь скорее всего стала бы частью крымского ханства, находившегося под политической зависимостью Османской империи. Развитие нашей истории могло бы пойти по совершенно другому вектору и кто ведает, в какой стране мы жили бы сейчас.

Но эти планы разбились о стойкость и героизм воинов, вставших на защиту государства российского в той памятной битве.

Имена героев сражения при Молодях — князей Шуйского, Хованского и Одоевского, Хворостинина и Шереметева — в истории страны должны стоять рядом с именами Минина и Пожарского, Дмитрия Донского и Александра Невского. Также должна быть отдана дань памяти немецким рекрутам Генриха Штадена, руководившего артиллерией «гуляй-города». И, конечно, достойны увековечения полководческий талант и великое мужество князя Михаила Ивановича Воротынского, без которых не могло бы быть этой великой победы.

Источник: https://topwar.ru/98764-neizvestnaya-is … odyah.html

Отредактировано Strannik (2020-10-12 10:07:27)

+6

2

Strannik написал(а):

Думаю, такая тема, как "История России", на форуме будет уместна и полезна.
И предлагаю начать ее малоизвестной страницей нашей истории - битвой при Молодях.

Битва при Молодях.

Удивительным и малопонятным является то, что столь выдающееся событие, от которого зависело ни больше, ни меньше, а само существование государства Российского, практически и сегодня остаётся малоизвестным и обделённым вниманием историков и публицистов. Упоминаний о битве при Молодях, которой в эти дни исполняется 444 года, мы не сможем найти в школьных учебниках, да и в учебных программах высшей школы (за исключением, может быть, только некоторых гуманитарных вузов) это событие тоже остаётся без должного внимания. Между тем, историческая роль битвы при Молодях не менее значительна, чем победа русского воинства на Куликовом поле или Чудском озере, чем Полтавское или Бородинское сражения.

В той битве на подступах к Москве сошлись огромное крымско-турецкое войско под началом хана Девлет-Гирея и полки русского князя Михаила Воротынского. По разным источникам численность «пришедша воевати царя Московскаго» крымско-татарских войск составляла от 100 до 120 тысяч, с которыми были ещё и до 20 тысяч янычар, предоставленных в помощь Великим султаном Османской империи. Защиту южных рубежей Московии в общей сложности тогда обеспечивали гарнизоны, разбросанные от Калуги и Тарусы до Коломны, их общая численность едва доходила до 60 тысяч воинов. В самой же битве с Девлет-Гиреем принимали участие по разным оценкам около 40 тысяч человек. И, несмотря на такое очевидное преимущество, враг был на голову разбит русскими полками.

Что ж, давайте сегодня обратимся к этой малоизвестной странице летописи нашей истории и воздадим должное стойкости и героизму русского воинства, защитившего, как это не раз бывало, и народ, и отечество.

Исторические предпосылки сражения при Молодях. Нашествие Девлет-Гирея 1571 года и его последствия

История России XVI века — это во многом история восстановления российской государственности, в течении многих веков разрушавшейся от княжеских междоусобиц, золотоордынского ига. На южных и восточных границах Московию плотным кольцом сжимали осколки Золотой орды: Казанское, Астраханское, Крымское ханства, Ногайская орда. На западе исконно русские земли изнывали под гнётом могущественного Польского королевства и Ливонии. Помимо постоянных войн и грабительских набегов враждебных соседей, Россия задыхалась и от внутренней напасти: бесконечной боярской грызни за власть. Перед венчанным на царство в 1547 году первым российским царём Иваном IV стояла тяжелейшая задача: в этих условиях выжить и сохранить страну, обезопасить её границы и создать условия для мирного развития. Решить эту задачу без военных побед при таком соседстве было невозможно.

В 1552 году Иван IV идёт на Казань и берёт её штурмом. В результате Казанское ханство было присоединено к Московской Руси. С 1556 года Иван IV становится также и царём Астраханским, а Ногайская орда во главе с ханом Урусом перешла в вассальную зависимость от Москвы. Вслед за присоединением Казани и Астрахани признаёт себя данником Москвы Сибирское ханство. Кроме того, кавказские малые князья стали искать у Московского царя защиты для себя и своих народов и от набегов крымских татар, и от попадания под власть османского султаната.

Москва всё более и более раздвигала границы своего влияния на мусульманские государства, плотным кольцом окружавшие Русь с Юга и Востока. Набиравший геополитический вес северный сосед становился реальной проблемой для Османской империи и её вассала — Крымского ханства, считавших мусульманские государства, располагавшиеся вдоль границ Московского царства, зоной, как теперь говорят, своих геополитических интересов.

Другая опасность для Русского царства нависала на её западных границах. В 1558 году Иван IV начинает войну с Ливонией, которая для московского самодержца поначалу развивалась довольно успешно: были взяты штурмом ряд замков и городов, в том числе Нарва и Дерпт. Успехи московского царя вынуждали Ливонию искать военно-политические союзы и в 1561 году Ливонская конфедерация вошла в княжество Литовское, вассалом которой Ливония и являлась. А в 1569 году Великое княжество Литовское и Королевство Польское объединились в единую Речь Посполитую. Военно-политический расклад сил кардинально изменился не в пользу Москвы и это усугубилось включением в войну Швеции. Военные действия обрели затяжной характер, ввиду чего значительные силы русской армии в начале семидесятых годов XVI века Иван Грозный вынужден был держать в Прибалтике.

Таким образом, в начале 70-х годов XVI века основные военные ресурсы Ивана IV были связаны с западным театром военных действий. Для Крымского ханства и Османской империи возникла весьма удобная политическая конфигурация и расстановка военных ресурсов, которой они не могли не воспользоваться. На южных границах Русского царства становилось всё беспокойнее. Участившиеся набеги крымских татар несли разорение русским поселениям, пленённые мужчины, женщины, дети становились выгодным товаром на невольничьих рынках по обе стороны Чёрного моря.

Однако приграничные набеги не могли вывести из под зависимости Ногайскую орду и Сибирское ханство, не могли оторвать от Русского царства Казань и Астрахань. Этого можно было добиться только сломав способность Москвы к масштабному военному противостоянию. А для этого нужна была победоносная война.

Неизвестная история России: битва при МолодяхВ 1571 году крымский хан Девлет-Гирей собирает сорокатысячную армию и выдвигается на Москву. Не встретив сколько-либо серьёзного сопротивления, он обошёл цепь укреплений (так называемые «засечные линии»), вышел на окраины Москвы и подпалил город. Это был один из тех пожаров, в котором выгорел весь стольный град. Статистики ущерба того страшного пожара нет, но о его масштабах можно судить хотя бы по тому, что от огня уцелели практически только московский Кремль да несколько каменных церквей. Человеческие жертвы исчислялись тысячами. К этому следует добавить и огромное число полонённых россиян, взятых и при атаке на Москву, и на пути к ней.

Устроив сожжение столицы Русского царства, Девлет-Гирей посчитал основную цель похода достигнутой и развернул армию. Ведя с собой тысячи пленённых русичей (некоторые источники говорят о 150 тысяч человек полонённых, которые были взяты «живым товаром») и обозы награбленного добра, крымско-татарское войско двинулось обратно в Крым. Дабы подчеркнуть нанесённое унижение, Девлет-Гирей послал московскому царю нож, «чтобы Иван зарезал себя».

После опустошительного нашествия 1571 года Московская Русь, казалось, уже не сможет подняться. 36 городов было вырезано, сожжённым деревням и хуторам вовсе не было счёта. В разорённой стране начался голод. Кроме того, страна вела войну на западных границах и вынуждена была держать там значительные военные силы. Россия после нашествия крымцев 1571 года, представлялась лёгкой добычей. Прежние планы османского султаната и крымского ханства изменились: им уже было мало восстановления Казанского и Астраханского ханства. Конечной целью стало покорение всей Руси.

Девлет-Гирей при поддержке Османской империи собирает ещё более крупную армию, в которую помимо крымско-татарских воинов вошли отборные полки турецких янычар и ногайские конные отряды. В начале июня 1572 года стотысячное крымско-татарское войско двинулось из Перекопской крепости на Москву. Частью плана военной кампании стало инспирированное крымским ханством восстание башкир, черемисов и остяков.

Русские земли, как это делали почти все, кто веками приходил Русь воевать, уже были поделены между ханскими мурзами. Как говорится в летописях того времени, крымский хан пошёл «… с многими силами на русскую землю и расписал всю русскую землю кому что дати, как при Батые.». О себе же Девлет-Гирей говорил, что идёт «в Москву на царство» и, по-всему, он уже видел себя на Московском престоле. Царю Ивану IV была уготована участь пленника. Всё, казалось, было предрешено и нужно было нанести только последний смертельный удар. Ждать оставалось совсем недолго.

Битва

Что могла сожжённая Москва, не залечившая ран, разорённая прошлогодним нашествием крымцев, противопоставить такой силе? Снять войска с западного направления, где постоянно шли столкновения со Шведами и Речью Посполитой, было нельзя. Земских гарнизонов, охранявших подступы к столице, было явно недостаточно для сдерживания мощного врага.

Для командования русскими силами, которые должны были встретить татарско-турецкую орду, Иван Грозный призывает князя Михайло Воротынского. На исторической личности этого выдающегося человека стоит ненадолго задержать внимание.

Судьба князя Михаила Ивановича Воротынского — потомка старорусской ветви черниговских князей, складывалась не просто. После взятия Казани он получает не только боярский чин, но и высшее звание Царского слуги, что означало возвышение над всеми именами боярскими. Он входил в состав Ближней царской думы, а с 1553 года Михаил Иванович стал воеводой одновременно Свияжска, Коломны, Тулы, Одоева, Каширы, Серпухова. Но царская милость, спустя десять лет после взятия Казани, обернулась опалой. Князь был заподозрен в измене и сговоре с Алексеем Адашевым, после чего Иван Грозный его ссылает с семьёй в Белозёрск.

…Перед лицом нависшей смертельной опасности Иван Грозный призывает к командованию опального князя, объединяет в одно войско земские и опричные части и отдаёт их под начало Воротынского.

Основные силы русских числом до 20 тысяч земских и опричных воинов стояли пограничной стражей в Серпухове и Коломне. Русская армия была укреплена 7 тысячами немецких рекрутов, среди которых воевали и пушечные расчёты Генриха Штадена, да ещё было небольшим числом «посошной рати» (народное ополчение). На подмогу подошли 5 тыс. казаков под командой Михаила Черкашина. Чуть позже прибыли и украинские казаки числом около тысячи. Общее число воинства, которое должно было сразиться с Девлет-Гиреем, насчитывало около 40 тысяч человек — это всё, что смогло собрать московское царство для отпора врагу.

Историки по-разному определяют дату начала битвы при Молодях. В одних источниках называется 26 июля 1572 года, когда произошло первое боестолкновение, большинство источников датой начала битвы считают 29 июля — день, когда начались главные события битвы. Мы не будем спорить ни с теми, ни с другими. В конечном счёте, пусть хронологией и трактовками событий занимаются историки. Значительно важнее понять, что могло помешать беспощадному и умелому врагу с мощной и испытанной в походах армией, более чем вдвое превосходящей русскую, сломить смертельно раненую и разорённую страну, у которой по всем признакам уже не было сил, чтобы сопротивляться? Какая сила смогла остановить то, что казалось неизбежным? В чём были истоки не просто победы, а полного разгрома превосходящего врага.

…Подойдя по Дону, 23 июля 1572 года татарское-турецкое войско остановилось у Оки, 27 июля крымцы начали форсировать реку. Первым переправился 20-тысячный авангард крымского войска, который вёл Тебердей-мурза. Его встретил небольшой сторожевой отряд «детей боярских», в котором было лишь 200 воинов. Этот отряд возглавлял князь Иван Петрович Шуйский. Отряд Шуйского сражался отчаянно, но силы были слишком неравны, почти все воины отряда полегли в этом бою. После этого авангардные полки Тебердея-мурзы вышли к реке Пахре близ сегодняшнего Подольска и встали там в ожидании подхода основных сил. В ночь на 28 июля Оку перешли и основные силы татарско-турецкого войска.

Девлет-Гирей, отбросив в кровопролитном бою полки «правой руки» князей Никиты Одоевского и Фёдора Шереметева, двинулся на Москву в обход Тарусы и Серпухова. Вслед за ним шёл передовой полк князя Хованского и опричный полк князя Хворостинина. Основные силы русского войска находились у Серпухова. Там же Воротынский разместил «гуляй-город» (мобильную деревянную крепость).

Таким образом, возникла странная, на первый взгляд, расстановка: авангард и основные силы крымцев двигались к российскому стольному граду, а русичи шли по их следам. Никаких сил на пути татарско-турецкого войска к Москве у русских не было. В своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года» А.Р. Андреев приводит текст летописи, в которой говорилось, что войска русичей шли по следам татарской армии, потому что «так царю страшнее, что идём за ним в тыл; и он Москвы оберегается…».

Странность действий полков Михайло Воротынского на самом деле была частью его замысла, который, наряду с мужеством и отчаянным бесстрашием русских воинов, в конечном счёте привёл русскую армию к победе.

Итак, растянувшееся войско Девлет-Гирея своим авангардом было уже у реки Пахры (в северных окрестностях современного подмосковного Подольска), а арьергард едва достиг реки Рожайки у села Молоди (современный Чеховский район Московской области). Этой растянутостью и воспользовались русские войска.

29 июля Михайло Воротынский бросает в атаку на арьергард татарского войска полк молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Арьергард ханского войска состоял из мощных и хорошо вооружённых пеших полков, артиллерии и отборной ханской конницы. Командовали арьергардом два сына Девлет-Гирея. К неожиданной атаке русичей враг был явно не готов. В яростном бою ханские части были практически уничтожены. Оставшиеся в живых, бросая оружие, обратились в бегство. Хворостининские опричники бросились преследовать бежавшего противника и гнали его вплоть до столкновения с главными силами крымского войска.

Удар русских опричников был столь мощным и неожиданным, что Девлет-Гирей вынужден был остановить поход. Двигаться дальше на Москву, оставляя за спиной, в своём не защищённом тылу, значительные силы русских, было опасно и, хоть до Москвы оставалось несколько часов ходу, крымский хан принимает решение развернуть армию с тем, чтобы дать русичам бой. Случилось то, на что рассчитывал Воротынский.

Между тем, опричники Дмитрия Хворостинина сошлись в лютой сече с основными силами ханского войска. Русские сражались отчаянно и Девлет-Гирей вынужден был, разворачиваясь на марше, вводить в бой всё больше своих частей. И вот, как показалось, русские дрогнули и стали отходить. Замысел Воротынского состоял в том, чтобы, завязав бой, последующим ложным отступлением Хворостинин вынудил ханское войско преследовать его. Так и случилось. Желая развить успех, войско Девлет-Гирея бросается преследовать отступающих русичей.

…Пока опричники Хворостининского громили арьергард татарско-турецкого войска и ханских сыновей, а, после, сражались с развернувшимися основными силами крымцев, Воротынский на удобной возвышенности близ села Молоди развернул «гуляй-город». Русские укрепления надёжно прикрывались рекой Рожаей (теперь эта река называется Рожайка).

И вот 30 июля отряд Хворостинина подготовленным манёвром наводит преследующие его силы Девлет-Гирея на ураганный огонь пушек и пищалей, расположившихся в «гуляй-городе» и у подножия холма русских отрядов. Началась настоящая мясорубка. Превосходящие силы крымцев раз за разом накатывались на полки русичей, но пробить оборону не могли. Бой затянулся. К такому повороту событий Девлет-Гирей не был готов.

31 июля крымский хан со всей силой бросается на приступ «гуляй-города». На штурм идут всё новые и новые отряды, но пробить брешь в оборонительных построениях русских полков не удаётся. «И в тот день немалу сражения бышу, ото обои подоша мнози, и вода кровию смесися. И к вечеру разыдошася полки во обоз, а татаровя в станы свои». Девлет-Гирей несёт огромные потери, в одной из атак погибает Тебердей-мурза, под чьим началом был авангард крымского войска.

1 августа штурм русских полков и «гуляй-города» возглавил Дивей-мурза — второй после крымского хана человек в войске, но и его атаки не дали результата. Более того, Дивей-мурза попал под удачную вылазку русских и во время погони был пленён суздальцем Темиром-Иваном Шибаевым, сыном Алалыкиным. Вот как этот эпизод описывается в летописи, текст которой приводит в своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 гда» А.Р. Андреев: «…аргамак (одна из восточных пород верховых лошадей — Е.М.) под ним споткнулся, и он не усидел. И тут ево взяли ис аргамаков нарядна в доспехе. Татарский напуск стал слабее прежнего, а русские люди поохрабрилися и, вылазя, билися и на том бою татар многих побили». Помимо главного военачальника в тот день был схвачен и один из сыновей Девлет-Гирея.

Всё время, пока держался «гуляй-город», войска Воротынского стояли без обоза, не имея ни еды, ни воды. Чтобы выстоять, изнывающее от голода русское войско вынуждено было забивать своих лошадей. Знай это Девлет-Гирей, он мог бы изменить тактику и обложить «гуляй-город» осадой. Исход сражения в этом случае мог быть иным. Но крымский хан явно не намерен был ждать. Близость столицы Русского Царства, жажда победы и злоба за неспособность сломать ставшие камнем полки Воротынского затуманивала разум хана.

Наступило 2 августа. Озлобленный Девлет-Гирей вновь направил лавину своих атак на «гуляй-город». Хан неожиданно приказал коннице спешиться и пешим строем вместе с турецкими янычарами идти на приступ «гуляй-города». Но русские всё также стояли непреодолимой стеной. Изнывая от голода и мучаемые жаждой, русские ратники стояли насмерть. Не было среди них ни уныния, ни страха, ибо знали, за что стоят, что цена их стойкости — существование их державы.

Князь Воротынский 2 августа предпринимает рискованный манёвр, который окончательно предопределил исход сражения. Во время боя большой полк, располагавшийся в тылу, скрытно покинул «гуляй-город» и через лощину вышел в тыл к основным частям крымцев. Там он встал в боевое построение и стал ждать условного сигнала.

Как было предусмотрено замыслом, артиллерия ударила мощным залпом из «гуляй-города» и полк опричного князя-воеводы Дмитрия Хворостинина и воевавшие с русскими немецкие рейтары вышли из оборонительного рубежа и завязали бой. В это время большой полк князя Воротынского ударил в тыл татарско-турецкому войску. Завязалась лютая сеча. Враг посчитал, что к русским пришло мощное подкрепление, и дрогнул. Татарско-турецкое войско обратилось в бегство, оставляя на поле брани горы павших. В тот день, помимо татарских воинов и ногайцев, погибли почти все 7 тысяч турецких янычар. Говорится также, что в том бою пали второй сын Девлет-Гирея, а также его внук и зять. Полками Воротынского были захвачены пушки, знамёна, шатры, всё, что было в обозах у татарского войска и даже личное оружие крымского хана. Девлет-Гирей бежал, рассыпавшиеся остатки его войска русичи гнали до Оки и дальше.

В летописи того времени говорится, что «августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку».

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, кроме того был уничтожен 2-тысячный крымский арьергард, задачей которого было прикрывать переправу остатков татарской армии. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов. А «турки, — как писал после Молодинской битвы Андрей Курбский, — все исчезоша и не возвратился, глаголют, ни един в Констянтинополь».

Итог сражения

Переоценить значение победы при Молодях сложно. После разрушительного набега Девлет-Гирея в 1571 году и сожжения Москвы, после учинённого тем нашествием разорения, Русское Царство едва держалось на ногах. И тем не менее, в условиях не прекращавшейся войны на Западе Москва сумела отстоять свою самостоятельность и надолго устранила угрозу, исходившую от крымского ханства. Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов и эти регионы были закреплены за Москвой. Территории Астраханского и Казанского ханства теперь уже окончательно и навсегда вошли в состав России. Москва укрепила влияние на Юге и Востоке своих границ. Пограничные укрепления на Дону и Десне были отведены на 300 километров к Югу. Создались условия для мирного развития страны. Было положено начало освоению пахотных земель в чернозёмной зоне, ранее принадлежавших кочевникам Дикого поля.

В случае успеха для Девлет-Гирея его похода на Москву, Русь скорее всего стала бы частью крымского ханства, находившегося под политической зависимостью Османской империи. Развитие нашей истории могло бы пойти по совершенно другому вектору и кто ведает, в какой стране мы жили бы сейчас.

Но эти планы разбились о стойкость и героизм воинов, вставших на защиту государства российского в той памятной битве.

Имена героев сражения при Молодях — князей Шуйского, Хованского и Одоевского, Хворостинина и Шереметева — в истории страны должны стоять рядом с именами Минина и Пожарского, Дмитрия Донского и Александра Невского. Также должна быть отдана дань памяти немецким рекрутам Генриха Штадена, руководившего артиллерией «гуляй-города». И, конечно, достойны увековечения полководческий талант и великое мужество князя Михаила Ивановича Воротынского, без которых не могло бы быть этой великой победы.

Источник: https://topwar.ru/98764-neizvestnaya-is … odyah.html

Отредактировано Strannik (Сегодня 12:07:27)

Хорошая тема - с удовольствием почитала.

+1

3

Я помню, что нам в школе про Молоди говорили и про Девлет-Гирея (тогда он упоминался как Давлет-Гирей), но у нас историю вёл влюблённый в своё дело еврей, а было ли это в программе - не ведаю.

0

4

ЛѢТОПИСЬ ПО ЛАВРЕНТЬЕВСКОМУ СПИСКУ
http://yakov.works/acts/12/pvl/lavr01.htm

0

5

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба
Автор: Георгий Олтаржевский
Бывают археологические открытия, которые буквально переворачивают привычные взгляды историков, опровергая или подтверждая самые неожиданные теории. Так, обнаружение Генрихом Шлиманом Трои вмиг превратило «Илиаду» из красивой сказки в описание реальных событий, а раскопки Флиндерса Питри в Амарне дали ключ к разгадке тайны важнейшего периода истории Египта. Ровно 190 лет назад в России тоже случилось открытие мирового значения, но по случайному стечению обстоятельств оно не получило такого широкого признания. А имена людей, к нему причастных, известны лишь специалистам. Подробности — в материале «Известий».

Холм пепла
Началась эта история ровно 200 лет назад в 1820 году, когда отправленные на заготовку камня в окрестностях Керчи матросы обнаружили под завалами какое-то древнее захоронение в склепе из тесаного камня. Вещи они извлекли и распорядились ими по собственному разумению — часть передали своему начальству, а кое-что продали и пропили. Традициями и законом это не возбранялось. Командиром морячков был капитан-лейтенант Николай Патаниоти, возглавлявший небольшую флотилию транспортных судов, он и стал обладателем исторических артефактов — амфор, столовых сосудов из керамики и бронзы, украшений. Офицер, как и полагалось, отослал находки (или часть из них) по инстанции генерал-губернатору Новороссии графу Ланжерону, а тот, в свою очередь, отправил несколько вещей в столицу, где они попали к Алексею Николаевичу Оленину — госсекретарю, а одновременно директору Публичной библиотеки, президенту Академии художеств, знатоку древней истории. Оленин атрибутировал вещи как древнегреческие, хотя и не совсем типичные.

Раскопки Пантикапея на горе Митридат, XIX век
Раскопки Пантикапея на горе Митридат, XIX век
Попавшие в Петербург артефакты попали в Эрмитаж, остальные канули в Лету. Эта история дает представление о том, на каком уровне в те времена была поставлена работа по изысканию и охране памятников. Ну а археологии как науки в России тогда еще просто не существовало, хотя энтузиасты уже появлялись.

Прошло 10 лет. В 1830 году морскому ведомству опять потребовался камень — на сей раз на строительство казармы для семей отставных матросов, которых после холерного бунта решили перевезти в Керчь из Севастополя. Добывать камень предполагалось из огромного холма под городом, который местные татары называли Куль-Оба — в переводе «Холм пепла» или «Пепельная гора». На работы отрядили солдат расквартированного под городом Воронежского пехотного полка, а общее руководство осуществлял градоначальник Керчи полковник Иван Александрович Стемпковский — великий энтузиаст исследования древностей, прошедший курс обучения археологии в Париже у самого Дэзире Рауль-Рошетта.

Стемпковский бывал в районе Куль-Обы со своим единомышленником и другом, основателем Керченского музея древностей и первооткрывателем множества боспорских памятников Полем (Павлом Алексеевичем) Дюбрюксом, который предполагал, что этот холм рукотворный. А если так, то это может оказаться могильный курган, под которым скрыта гробница, как это было в кургане Патаниоти (тот разграбленный склеп вошел в историю науки под именем незадачливого капитан-лейтенанта). Стемпковский поручил Дюбрюксу, вообще-то числившемуся начальником соляных промыслов и озер, присматривать за работами, а офицеров попросил прислушиваться к его советам.

Чутье и опыт не подвели Дюбрюкса, и вскоре солдаты натолкнулись на прекрасно отесанные мощные квадры, которые лежали явно не в хаотическом порядке. Впоследствии оказалось, что это начало идущего в склеп дромоса — входного коридора. Началась расчистка заваленного камнями прохода, которая заняла несколько дней. Когда дромос был полностью очищен, Дюбрюкс с рабочими наткнулись на заложенный проход в погребальную камеру. Нижние ряды состояли из больших камней, а верхние — из камней средней величины, сложенных без скрепляющего раствора. Впоследствии это даст возможность археологам предположить, что склеп был предназначен для неоднократного использования.

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба, изображение №2
Когда преграда была разобрана, ученые оказались в просторной погребальной камере площадью около 20 кв. м с пирамидальным потолком, уступами уходящим вверх. Поначалу Дюбрюксу показалось, что в погребении всё перевернуто вверх дном:

«Разрушенные доски и бревна, изломанный катафалк, вероятно, служивший ложем трупу погребенной здесь женщины, повреждение стен, частью уже обрушившихся, частью угрожавших падением, — всё это заставило меня сказать господину Стемпковскому, оставшемуся наверху, тогда как я с работниками вошел в склеп, что он уже обыскан». (цитата по Поль Дюбрюкс. Собрание сочинений. В 2-х томах. СПб: «Клио». 2010. Сост. и отв.ред. И.В. Тункина)

К счастью, первое впечатление оказалось неверным — склеп не был разграблен, как подавляющее большинство других дошедших до нас курганных захоронений. Время не пощадило органику — ткани, кожу, тела людей и животных, дерево (хотя некоторые деревянные фрагменты частично сохранились), но всё остальное оказалось в первоначальном виде.

Золотая кладовая
В склепе были похоронены три человека. В центре находился скелет крупного мужчины лет 35–40, который был одет в парадный наряд с нашитыми на него тиснеными золотыми бляшками. На шее —золотой обруч-гривна с фигурками всадников по краям. Он был скручен в виде жгута из шести толстых проволок и весил около полукилограмма. На руках и ногах воина — золотые браслеты тончайшей ювелирной работы. Рядом лежало его оружие: меч, лук и стрелы, поножи. Рукоятка и ножны меча, а также футляр для лука и стрел (налучье, или горит), были обложены золотыми пластинками с вытисненными на них изображениями борющихся зверей и фантастических животных. Бронзовые поножи покрыты позолотой. Рядом лежали рукоятка кожаной нагайки, оплетенная золотой лентой, точильный камень в золотой оправе и роскошная золотая чаша весом почти в 700 грамм, богато орнаментированная чеканными изображениями бородатой головы скифа и маски мифической медузы Горгоны, многократно повторяющимися.

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба, изображение №3
Рядом в кипарисовом саркофаге покоилось тело женщины. Саркофаг был украшен пластинками из слоновой кости с потрясающей резьбой. На них изображены сцены из древнегреческих мифов, охота скифов на зайцев и т. д. Одежда женщины была расшита золотыми и электровыми бляшками, число которых достигало нескольких сотен. Голову ее украшала электровая диадема. Рядом лежали великолепной работы подвески, медальоны с изображением головы богини Афины, браслеты, ожерелье, бронзовое зеркало с позолоченной ручкой и другие украшения.

Третий скелет был в более скромной одежде, поэтому было высказано предположение, что это слуга-конюх, возможно, раб. За его головой, в специальном углублении, лежали кости лошади, греческие бронзовые поножи и шлем. По стенам склепа стояли два серебряных позолоченных таза и большое серебряное блюдо, а в них — целый набор серебряных сосудов: на одном из них — чеканные позолоченные изображения львов, терзающих оленей, на другом — дикие гуси, ловящие и поедающие рыб. Здесь же лежали два ритона (кубок в виде рога) и килик — сосуд для питья вина. По обеим сторонам дверей располагались два больших медных котла, а вдоль стены — четыре глиняные амфоры с острова Фасос, который славился великолепным вином. Видимо, еда и напитки были атрибутами похоронного обряда.

На каменном полу склепа было найдено несколько сотен бронзовых наконечников стрел и копий. Но, наверное, самым ценным экспонатом оказался круглый электровый сосуд, на котором были отчеканены и выгравированы четыре сцены из жизни скифов. На первой изображен сидящий царь, или военачальник, опирающийся обеими руками на копье и внимательно выслушивающий донесение воина. Следующая сцена — воин, натягивающий тетиву на лук. Другие сцены посвящены врачеванию: стоящий на коленях скиф лечит (или вырывает) другому зуб — на лице пациента боль и страдание, своей правой рукой он схватил руку лекаря. В последней сцене изображен воин, перевязывающий ногу своему раненому товарищу. Лица и одежда скифов, их оружие и прочие бытовые подробности воспроизведены с поразительным реализмом, что сделало их неоценимым историческим источником.

Находка буквально взорвала тихий провинциальный городок с населением в пару тысяч человек. Все образованные жители — чиновный люд, офицеры, местная интеллигенция — считали своим долгом присутствовать при вскрытии гробницы.

«Этих любопытных собралось тут несколько сот человек, они были свидетелями, как огромный камень, отделившийся от свода, упал на то место, где я находился с двумя работниками несколько минут перед тем, и которое было мною оставлено по случаю жаркого спора с офицером, заградившим свет, чтобы самому лучше видеть, и таким образом спасшим нам жизнь...». (цитата по Поль Дюбрюкс. Собрание сочинений. В 2-х томах. СПб: Клио. 2010. Сост. и отв.ред. И.В. Тункина)

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба, изображение №4
Скромный Дюбрюкс не обладал должным авторитетом, чтобы оградить раскопки от непрошеных гостей, пришлось вмешиваться Стемпковскому. Порядок отчасти навели, но ажиотаж от этого меньше не стал. Уже 8 октября в «Одесском вестнике» появилась заметка следующего содержания:

«Спешим известить читателей наших об археологическом открытии, весьма важном даже в такой стране, которая издавна славится сокровищами древности, скрытыми в ее недрах. Солдаты, заготовлявшие для матросских землянок камень в 6 верстах от Керчи, 22 минувшего сентября отрыли, по выборке камня с вершины горы, древнее, из огромных камней складенное здание. Когда проникли во внутренность оного, заметили, что это была древняя гробница. В ней найдено множество различных бронзовых, серебряных и золотых сосудов и вещей, коих некоторая часть самой изящной работы и цены по археологическому достоинству и качеству металла… Никогда еще в сем краю не было сделано подобного открытия в отношении к древностям. Золота разных достоинств содержится в них до 8 фунтов». («Одесский Вестник», номер 88 за 1830 год)

Автором сообщения был один из «любопытствующих» — помощник начальника канцелярии керченского градоначальника, чиновник девятого ранга Дамиан Корейша.

Дюбрюкс составил подробный план склепа, описал расположение предметов, и лишь после этого они были подняты на поверхность и доставлены в дом градоначальника. Такой педантизм был свойственен Дюбрюксу, хотя ни о каких методиках раскопок тогда речь не шла, и подавляющее большинство самодеятельных археологов (а других тогда быть не могло) не утруждали себя подробной фиксацией находок. Но Дюбрюкс был уникальным человеком, он и Стемпковский опередили время и вполне профессионально работали в те времена, когда археология как наука еще не сформировалась.

Счастливчики
А потом наступила ночь. И когда утром Дюбрюкс вернулся к склепу, его глазам предстала удручающая картина: каменные завалы были разобраны, мощные плиты пола вывернуты, не вывезенный погребальный инвентарь исчез. Конечно, всё ценное археологи унесли накануне, но всё же в гробнице кое-что оставалось. Но главное, под одной из плит оказался «тайник», содержание которого досталось грабителям. Позже выяснится, что это было еще одно мужское захоронение с богатым инвентарем.

Осталось загадкой, как такое стало возможно. Стемпковский приказал полицмейстеру оставить на ночь несколько людей, но те стали жаловаться на холод и страх перед потусторонними силами. Дюбрюкс на охране вроде бы не настаивал, то ли считая, что всё ценное уже изъято, то ли надеясь, что местный люд ночью в могилу не полезет. Но здесь работали профессионалы.

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба, изображение №5
Сегодня их бы назвали «черными археологами» (термин неудачный — к археологии эти гробокопатели вообще никакого отношения не имеют), а в Керчи тех лет их именовали «счастливчиками». Этот промысел возник, когда у обеспеченной российской публики появился интерес к древним артефактам, а раз есть спрос, найдется и предложение. Позже Дюбрюкс выяснил, что бригада «счастливчиков» с самого начала следила за работами, скрываясь за соседними курганами, и как только охрана покинула склеп, сразу проникла внутрь. При себе они имели всё необходимое — фонари, лопаты, ломы и т. д. Интересно, что в последующие ночи, несмотря на то, что вокруг кургана ездил конный патруль, «счастливчики» продолжали свои поиски и успокоились только после того, как обрушившиеся камни свода придавили двоих грабителей.

Дюбрюкса отлично знали все, кто был связан с рынком древностей, и он смог найти участников разграбления. Один из «счастливчиков», местный грек Дмитрий Бавро, был кое-чем обязан Павлу Алексеевичу и согласился конфиденциально рассказать подробности. Более того, удалось даже выкупить у него один из артефактов — великолепную золотую накладку на щит в виде оленя. По просьбе Стемпковского казна заплатила нашедшему ее греку колоссальные деньги — 1200 рублей. Это был своего рода «рекламный ход», с помощью которого власти надеялись побудить остальных грабителей продать свою долю добычи казне, но хитрость не сработала. Часть золота переплавили, что-то разошлись по частным коллекциям, многие вещи оказались за рубежом.

«Пророков нет в отечестве своем…»
Для отчета в Санкт-Петербург Дюбрюкс сделал планы, чертежи и разрезы кургана и склепа, составил полную опись находок и предложил свое мнение по их интерпретации. В частности, он первым предположил, что в кургане Куль-Оба захоронен скифский вождь (царь) или очень знатный воин, и связал находки с трудами Геродота, в которых великий греческий историк описывал обычаи скифов. Эти рассказы многие тогда считали сказками, поскольку, помимо скифов, в них говорилось о людях с песьими головами, амазонках и т. д. Но после находок Дюбрюкса оказалось, что описания «отцом истории» занятий скифов, их быта, одежды, вооружения, погребального обряда и прочего почти точно совпадают с рисунками на сосудах из Куль-Обы.

В то же время расположение кургана в нескольких километрах от столицы Боспорского царства Пантикапея и множество греческих вещей в захоронении свидетельствовали о том, что погребенный имел тесную связь с эллинским миром. Кстати, большинство ювелирных изделий в «зверином стиле» или с изображениями скифов тоже были выполнены греческими мастерами, но с учетом вкусов заказчиков. В целом выводы Дюбрюкса сегодня считаются правильными, современные ученые уточнили лишь датировки двух разновременных захоронений Куль-Обы — разграбленное захоронение под полом относится к рубежу V–IV веков до н. э., а открытое Дюбрюксом тройное захоронение примерно на полвека младше.

Царский курган, Керчь, Крым
Царский курган, Керчь, Крым
Известие о сенсационных находках и разграблении склепа пришло в столицу по военным, а не гражданским каналам, что вызвало бурю негодования у императора Николая I. Не то чтобы он боялся, что вещи опять похитят, но непорядок в любом деле претил его натуре. В Керчь и Одессу полетели гневные письма. А между тем Дюбрюксу и Стемпковскому требовалось время для составления описи, обработки и прорисовки вещей, написания отчета. И, в конце концов, нетрудно понять желание ценителей и знатоков древностей подольше насладиться общением с потрясающими артефактами. Но через несколько месяцев все вещи были упакованы и отправлены в Петербург, а сопровождать груз был назначен уже упоминавшийся чиновник Дамиан Корейша.

Как и следовало ожидать, находки произвели впечатление как на академическую общественность, так и на двор, а доставивший их Корейша стал героем дня. То ли ловкий молодой человек так хитро представил дело, то ли государю понравилась его искренняя восторженность, но в столице решили, что главной фигурой на раскопках был именно Корейша. Его повысили в чине, государь даровал ему перстень с бриллиантом со своей руки.

В то же время подробный отчет Дюбрюкса энтузиазма не вызвал — столичным академикам мнение провинциального любителя древностей оказалось мало интересно. Уже упомянутый Оленин и хранитель коллекции древностей Эрмитажа Генрих Карл Эрнст (Егор Егорович) Кёлер раскритиковали отчет, укоряя автора в незнании научной терминологии и… плохом французском языке (Дюбрюкс происходил из региона Франш-Конте, где говорили на ойльском диалекте, который ближе к немецкому). Отчет Дюбрюкса отправился на полку, а вещи украсили коллекцию Эрмитажа.

Поняв, какие ценности таит в себе Причерноморье, государь впервые выделил субсидию на организацию регулярных раскопок с целью пополнения коллекции Эрмитажа. Одновременно Николай приказал усилить контроль и ужесточить наказания за несанкционированные властями раскопки. Этот момент многие ученые считают началом отечественной государственной археологии.

Да, скифы мы: как был открыт и ограблен курган Куль-Оба, изображение №7
Общее руководство над раскопками на Боспоре было поручено Стемпковскому, что было логично. Но уже в следующем году еще совсем молодой (ему было 43 года) ученый скончался от чахотки, и работы возглавили Корейша и новый директор Керченского музея древностей Антон Бальтазарович Ашик. Дюбрюкс остался в стороне и через несколько лет умер в полной нищете. Ученый, открывший миру Пантикапей, Мирмекий и десятки других памятников, доказавший скифское присутствие в Крыму, при жизни не смог опубликовать в России ни одного труда. Зато в Париже, куда он отправил копию своего отчета по Куль-Обе, его работа с восхищением была принята ведущими специалистами, в том числе такими авторитетами как Рауль-Рошетт и Дюбуа де Монпере.

В 1848 году Ашик опубликовал книгу «Боспорское царство», в которой использовал неопубликованные работы и чертежи Дебрюкса, но не ссылался на автора. Это вызвало возмущение научной общественности и закономерно привело к скорой публикации самого отчета (1854 год в журнале «Древности Боспора Киммерийского»), пусть и в сокращенном виде. После этого ни у кого не осталось сомнений в том, кто же на самом деле был первооткрывателем Куль-Обы и многих других памятников восточного Крыма. Кстати, полное собрание сочинений Дюбрюкса впервые увидело свет только 10 лет назад.

Источник

0

6

Хм... задам тему для поиска
Александр Невский и его битвы это было начало, Но в итоге Русь потеряла все прибалтийские земли НО после Ивана Грозного и Бориса Годунова
а между Невским м Грозным было (вчера мельком услышал/увидел) еще 15 (ПЯТНАДЦАТЬ) сражений/битв -а вот о них в учебниках не пишут

0

7

Иван III предпринял активные действия по отражению ордынской агрессии. Размещённые на левом берегу Оки русские войска заблокировали продвижение ордынских сил и заставили Ахмата искать обходной путь через бассейн реки Угры.

В конце сентября — начале октября 1480 года великий князь примирился со своими братьями, пообещавшими ему поддержку, а также воспользовался противоречиями, существовавшими между Большой Ордой и Крымским ханством, и заключил с последним союз. В итоге крымские войска атаковали территорию Великого княжества Литовского и отвлекли внимание Казимира IV, который так и не предоставил военную помощь хану Ахмату…

…Русские ратники возвели укрепления и выставили заставы в районе бродов через Угру. Важным преимуществом русских воинов, по словам Мягкова, стало наличие у них огнестрельного оружия.

8 октября 1480 года войска хана Ахмата предприняли попытку с ходу форсировать Угру для последующего наступления в сторону Москвы. Однако эта попытка, как и несколько последующих, оказалась для ордынцев неудачной. Русские воины сильным огнём со своей стороны реки остановили наступавших. Борьба приобрела позиционный характер, благодаря чему вошла в историю как Стояние на реке Угре.

Потенциальное наступление ордынцев осложнялось тем, что, помимо стрелков, на заставах их готовы были встретить курсирующие по берегу реки мобильные отряды русской конницы, способные быстро прибыть к любому месту возможного прорыва обороны.

По словам историков, время играло на руку русским. Овцы, которых ордынцы гнали с собой в качестве запаса провианта, и кони ордынцев быстро уничтожили весь подножный корм в окрестностях Угры. У русских войск (по большей части пехоты) таких сложностей со снабжением не было — они могли получать зерно и муку со складов великого князя.

Несмотря на первые успехи, Иван III инициировал мирные переговоры и отправил к Ахмату посланца с дарами, но хан в начале Стояния был достаточно самонадеян и начал выдвигать собственные жёсткие условия.

«Ахмат поставил вопрос так, что сам великий князь должен явиться к нему в ставку и стать на колени перед его конём», — рассказал Михаил Мягков.

Переговоры провалились. Однако Иван III выиграл время и получил подкрепление. В конце октября Угра покрылась льдом и перестала быть препятствием для ордынского войска. Великий князь отвёл русские войска к Боровску и провёл их перегруппировку, подготовившись к обороне.

Однако, как утверждают историки, армия Ахмата в это время оказалась в сложном положении. Помимо отсутствия корма для животных и провианта, хан столкнулся с тем, что его войска не были подготовлены к войне в холодных условиях. Не было тёплой одежды и попон для лошадей. Также среди ордынцев началась эпидемия неизвестной болезни…

…Хан не захотел давать русским войскам генеральное сражение и ушёл с Угры 9—11 ноября. В отместку за то, что ордынцы не дождались военной помощи от Казимира IV, они разграбили близлежащие литовские города и сёла. 28 ноября 1480 года великий князь Иван III вместе с сыном Иваном, принимавшим активное участие в операции, вернулись в Москву.

Добавлю ещё, что год спустя Ахмата убили свои же. И отсутствие богатого «выхода» из отложившейся от Орды Руси сыграло в том не последнюю роль. Орда и тогда уже не была единой, даже административно, но дрязги между чингизидами, несмотря на раздел, не утихали. А кочевая набеговая экономика не могла существовать без грабежей и регулярной дани с покорённых земель. Как только Иван Третий «перекрыл кран», так у Ахмата появились проблемы. Ну, а дальнейшее вы знаете.

+1

8

0

9

0

10

0

11

0

12

0

13

0

14

0

15

0

16

0

17

0

18

0

19

0

20

0


Вы здесь » Беседка ver. 2.0 (18+) » Серьёзные темы » История России.